Рейтинг крупнейших компаний
на рынке онлайн-образования

«Время отказываться от капиталоемких гипотез»

Руководитель «Яндекс Практикума» в России (второе место в рейтинге EDtechs.ru по итогам I квартала) Евгений Лебедев рассказал, как компания развивается на американском рынке, что отличает пользователя США от российского, как на работу повлияли события после 24 февраля и какие специалисты могут зарабатывать по 200 тысяч рублей даже на начальных позициях.

— В начале года у вас произошла крупная кадровая перестановка? 

— Мы решили выделить больше ресурсов на расширение на зарубежные рынки. Одно из наших важнейших направлений — США. Михаил Янович, который изначально разрабатывал «Практикум» внутри «Яндекса», теперь полностью сосредоточился на США и даже переехал туда. Мы поняли, что такая большая и сложная задача провисает, если не выделять на нее достаточно времени и сил. Я же присматриваю за Россией, где мы научились создавать хорошую обучающую модель — доучивать и трудоустраивать студентов. Здесь стоит задача поддерживать и масштабировать все уже существующее.

— Что изменилось на edtech-рынке после 24 февраля и как это повлияло на вашу компанию?

— На рынке многое изменилось, из-за чего отечественные компании подстраивают стратегии под нестабильные условия. Как следствие, они включают кризисный режим управления и когда замораживают крупные проекты. Мы, например, пересматриваем линейку запуска образовательных программ. При этом мы понимаем, что в спросе на обучение IT-профессиям сейчас наблюдается положительная динамика, и мы стараемся активнее развивать это направление. Сейчас нужно фокусироваться на том, что уже приносит хорошие результаты, и пытаться это хоть как-то масштабировать, а также отказываться от очень капиталоемких гипотез.

Рынок обучения будет следовать за рынком трудоустройства — в нашем случае за движением IT-кадров. Из-за кризиса многие замораживают наем, также в некоторых компаниях сократится спрос на маркетологов из-за уменьшения числа инструментов их работы. Однако кого-то, наоборот, начнут активно переучивать с использования Facebook на VK.

— Как санкции повлияли на работу «Яндекс Практикума» в США?

— Нам пока что сложно точно сказать, как именно санкции повлияли на нас, но они точно повлияли. Неизвестно, как изменится работа с российской частью бизнеса из-за всех ограничений. Сейчас мы не тратим время на предположения, а продолжаем строить интернациональный бренд и пытаемся вести его к светлому будущему в любой стране исходя из обстоятельств. Ведь наш продукт востребован не только в США, но и в Мексике, в Израиле.

— Рекомендуете ли edtech-компаниям из России сейчас идти в США?

— При принятии этого решения компания не должна опираться на стратегию бегства, когда все испугались кризиса и начали быстро убегать. «Практикуму», чтобы выйти в США и там закрепиться, понадобилось несколько лет. И этот процесс продолжается до сих пор. Поэтому если бизнес давно этого хотел и имеет основания для выхода на новый рынок, то, конечно, стоит пробовать. Также можно изначально делать команду под местный рынок и затем перевозить ее в США.

Преимущества американского рынка очевидны — он большой, в нем достаточно много денег, там есть спрос, хорошая регуляция и рабочие рыночные механизмы. Однако там очень высокая конкуренция — около 800 компаний в bootcamp и десятки тысяч в образовании. Поэтому для успеха нужен уникальный продукт, сильная команда, проработанная концепция и эффективная модель продаж.

— Чем отличается работа компании на российском рынке и на американском?

— Чтобы запустить курс в США, мы берем российский контент, который до этого разрабатывали от года до двух, переводим его и локализуем под американские реалии. Мы делаем контент актуальным именно жителям Штатов — добавляем кейсы, связанные с американским бизнесом, и привлекаем местных партнеров. У этих партнеров мы берем практические задания, чтобы студенты смогли после выпуска устроиться в небольшую или среднюю IT-компанию в США. Все практики по созданию продукта остаются одинаковыми в России и Штатах, отличается только локализация.

Однако полностью отличается маркетинг, потому что американский пользователь по-другому принимает решения. В США лучше развит институт репутации, больше важны отзывы и качество взаимодействия со студентом. Сам рынок в Америке более структурирован и четко поделен на сегменты. Мы, например, входим в структуру bootcamp, подразумевающую, что человек учится онлайн примерно по 20 часов в неделю и на выходе получает профессию. Стоят подобные курсы 10 тысяч долларов. Это дорого, но и зарплата, на которую студенты будут претендовать после выпуска, очень высокая. В США специалист на начальных позициях в IT-компании получает от 100 тысяч долларов в год.

— Насколько «Яндекс Практикум» уже успешен в США?

— Пока что мы не особо известны на американском рынке. Будем говорить про успех компании, когда попадем во все рейтинги. Есть «компания», но также есть «образовательный продукт». С образовательным продуктом у нас все хорошо — наши студенты трудоустраиваются и двигаются по карьерной лестнице. Несколько учеников, например, сейчас работают в Tesla. Трудоустроенность — наш ключевой показатель.

Мы поняли, что наш проект помогает людям, теперь наша задача — научиться его эффективно продавать и построить достаточно большой бизнес в масштабах США.

— Как вы способствуете трудоустройству студентов?

— С первого дня мы помогаем людям влиться в профессиональную среду. Это не просто подготовка резюме, мы используем специальную лексику, которую студенты потом услышат на работе, работаем в Slack и выполняем задания в том формате, в котором выполняют рабочие задачи в IT-компаниях. Человек может быть не готов после работы, например, водителем автобуса сразу перейти в IT-среду.

78% наших студентов находят работу. Бизнес заключается не в продаже контента, а в создании той атмосферы, что формирует профессионала.

— Какие планы у «Практикума» на 2022 год?

— Главный вызов года — научиться все, что мы делаем в России, экспортировать в другие страны. Нас интересуют развивающиеся страны: Бразилия, Мексика, Индонезия, другие. Рынки, где edtech как таковой еще не сильно развит, но разница между зарплатами, например, среднего водителя такси и среднего разработчика очень велика: в частности, в России их зарплаты различаются в 5-10 раз, а в некоторых странах — в 20 раз. Чем больше эта разница, тем нужнее мы как образовательная институция, чтобы человек смог получить востребованную профессию.

В России на этот год стоит задача запустить больше профессий. Мы хотим дать весь спектр возможных путей в IT. Сейчас мы работаем над курсом по мобильной разработке. На нее существует высокий спрос, при этом специалистов на рынке мало. Даже на начальных этапах в этой профессии можно претендовать на зарплату 200 тысяч рублей. Когда закроем линейку, начнем учить специалистов среднего уровня, так как это тоже важно — технологии быстро меняются, учиться нужно постоянно.

— Собираетесь ли вы переходить на модель обучения ISA, которая набирает популярность в Европе и США?

— Мне кажется, что это нежизнеспособная модель, потому что в ней заключено очень важное противоречие. Она красиво звучит, и ее удобно использовать для рекламы, но для работы компании нужно зарабатывать. Получается, при такой модели нужно успешно трудоустраивать всех студентов. Но по мере роста числа студентов все сложнее трудоустроить абсолютно всех, так как это зависит не только от образовательной компании, но и от студента. Получается, что те, кто находят работу, в итоге платят за тех, кто не смог. Итоговая стоимость обучения по ISA становится в три раза выше, чем обычная, и в эту программу идут те, кто меньше в себе уверен. Процент трудоустройств опять падает, цена растет. 

Еще одна проблема — обучаться по ISA чаще идут те, кто меньше всех в себе уверен, так как модель гарантирует трудоустройство. Но с такими студентами выше риск, что они не закончат обучение или не смогут быстро найти работу. Также падает качество обучения, так как компания тратит все силы, чтобы как можно быстрее найти вакансии студентам, а денег все это время не прибавляется. 

Пионеры этой модели Lambda School были замешаны в скандалах — они завышали процент трудоустроенных студентов, чтобы привлечь новых клиентов. Недавно они переименовались в Bloom Institute of Technology и отказались от ISA как единственного способа оплаты.

— Какие модели, по-вашему, работают эффективнее всего?

— Профессия — вопрос очень серьезный, к нему относятся часто как к выбору квартиры или автомобиля. Поэтому люди, только входящие в новую специальность, относятся к этому решению очень скрупулезно. И если человек сам полностью оплатит свое обучение, он будет больше замотивирован на прохождение его до конца.

С обучением профессионалов другая ситуация. Тут лучше сработает подписка на курсы и статьи по узким темам. Это подходит для тех, кто уже очень хорошо и четко понимает себя и свою специальность. Для остальных важнее всего поддерживать мотивацию.


Виталия Чикнаева

Дата публикации: 08.06.2022

Аналитика 18

Интервью 7

Партнеры проекта