Рейтинг крупнейших компаний
на рынке онлайн-образования

«Россия находится в самом начале популяризации IT-образования»

«Компьютерная Академия ТОР» — «наследник» бизнеса академии «Шаг» в России. Ее основатель и глава Павел Специан рассказал о том, как школа развивает крупные образовательные хабы, сложно ли выходить в онлайн и как февральские события повлияли на бизнес компании.

«Компьютерная Академия ТОР» специализируется на дополнительном и профессиональном IT-образовании для взрослых и детей. Компания заняла 13-е место в рейтинге EDtechs.ru с выручкой 575 млн рублей в II квартале 2022 года.

— Как и когда была создана академия? Раньше она называлась «Шаг»?

— Академия появилась в 1999 году на Украине и до 2013 года работала только там. Затем компания вышла за рубеж: в Швейцарию, США, Бразилию, СНГ и другие страны. До 24 февраля российское представительство было частью общей системы, но после стало абсолютно самостоятельным. Основатель вышел из доли, и я стал единоличным владельцем в России. Поскольку партнеру принадлежали права на бренд «Компьютерная Академия Шаг», мы зарегистрировали новую торговую марку — «Компьютерная Академия ТОР» — и все начали заново.

Павел Специан

— Вы ведь изначально работали только офлайн и в гибридном формате?
— Да. Откровенно говоря, переход в онлайн произошел вынужденно. До 2020 года мы вообще не верили в онлайн-образование. Точнее говоря, в его доходность. В марте, когда объявили карантин, у нас все было в офлайне. В итоге мы перевели на удаленку около 20 тысяч студентов за неделю! Уже тогда стало понятно, что без онлайна мы больше не сможем. Началась активная разработка платформ, адаптация материалов для обучения. С тех пор академия эволюционировала.

В апреле 2022 года мы доработали онлайн-школу, открыли доступ и продолжаем редактировать учебный материал. У нас работает система аналитики, которая ежедневно принимает обратную связь от преподавателей и студентов, позволяя быстрее находить проблемные точки. Платформа постоянно меняется, как и сама реальность: новые формы оплаты, сервисы видеодоступа, сам контент. Нельзя сказать, что мы вышли в онлайн моментально. Мы не форсируем события, все происходит органически. Сейчас доля чистого онлайна составляет около 10-12%, и она постоянно растет. Остальные курсы также доступны онлайн, однако студент имеет возможность также проходить курс офлайн — в одном из филиалов Академии.


— Вы создали свою технологическую платформу, на которой обучаются студенты?

— Верно. Думаю, без платформ вообще невозможно управлять таким количеством процессов. У нас их более десятка — для решения разных задач. Например, мы разработали платформу для повышения квалификации более 60 тысяч сотрудников и отдельно для 1500 преподавателей. У нас работают люди из разных городов, все они должны действовать по единым правилам, иначе невозможно контролировать качество обучения. Отдельная платформа — для методического состава: тех, кто управляет контентом, дисциплиной, посещением, оценками и пр. Третью платформу используют студенты, обучающиеся в аудиториях и удаленно — там они получают домашние задания. Еще одну мы разработали непосредственно для запуска онлайн-школы. Сейчас она проходит тестирование.

 

Источник: https://msk.top-academy.ru/ 

— Сколько студентов обучаются на ваших платформах и как изменился спрос с начала года? Повлияли ли на него события февраля? 

— Сейчас у нас 35 тысяч активных клиентов. Мы ожидаем, что в сентябре эта цифра вырастет вдвое. Говоря о спросе, стоит разделить направления. Во-первых, на офлайн и онлайн, во-вторых, на детское и взрослое. Итак, на наши классические продукты для детей спрос не изменился. Было недельное проседание, но после все шло по плану, составленному в конце 2021 года. Существенно просел наш отдельный проект — выездные лагеря: в этом году спрос на них сократился примерно в 2-2,5 раза. Очевидно, у родителей есть причины, по которым они не хотят отправлять детей на южное направление, в основном Сочи и Геленджик, в этом году. В остальном в детском сегменте все стабильно.

Насчет взрослых: я не готов согласиться с тем, что IT-образование резко набрало популярность. Это направление развивается ровно, рост составил не более 10%. И это несмотря на то, что исчезли эффективные каналы рекламы — Instagram и Facebook. Однозначно на 40% упали курсы интернет-маркетинга, примерно на 20% — компьютерной графики и дизайна. 

Если говорить об онлайн-образовании, то я вижу прирост примерно на 10%. Думаю, падения нет, потому что мы не работаем с банками. Так, например, наше отличие от Skillbox состоит в том, что они на 90% состоят из продаж в рассрочку. У нас нет рассрочки через банк. 

— Планирует ли академия выходить в зарубежные страны?

— Да, уже идет ремонт. Мы строим филиалы в трех странах дальнего зарубежья на трех континентах, обучение будет проходить в гибридном формате. Продажи стартуют через два месяца.

— А если говорить о России?

— У нас множество планов по развитию. Год назад мы запустили несколько новых проектов: это общеобразовательные IT-школы в Тюмени и Сочи (в этом году появится еще 7 филиалов) и IT-колледжи. Мы получили лицензию и откроем их в 10 городах России. Параллельно работаем над школами английского языка Step2Speak, их пилотные версии были запущены в 6 городах. Теперь мы отработали гипотезы и решили масштабировать проект еще на 15-20 городов.

Главная идея в том, чтобы сначала открыть филиал IT-школы, плавно расширить его и в итоге превратить в своеобразный образовательный хаб. Мы уже построили два таких: в Тюмени и Калининграде. Это огромные здания размером 2,5 тысячи квадратных метров, где люди изучают IT и языки. Такие учреждения мы будем открывать во всех городах России: к ноябрю планируется еще пять — в Ростове, Краснодаре, Новосибирске, Челябинске и Сочи. Суммарно инвестиции в проект на протяжении 2-3 лет составят около 2,5 млрд рублей. Мы хотим дать возможность студенту из любого города получать образование в любом формате: очном, онлайн или гибридном.


Павел Специан

— Почему в дополнение к IT вы решили выбрать именно обучение иностранным языкам?

— Во-первых, сегмент языков значительно больше, чем сегмент IT. Во-вторых, у нас сформировалась замечательная команда, которая раньше возглавляла большую профильную школу иностранных языков. Когда мы решили погрузиться в эту тему, то заметили, что в России много разработчиков, но большинство не может реализоваться из-за плохого знания английского. Вся профессиональная литература для айтишников написана на нем. От знания языка зависит их будущая стоимость на рынке, размер зарплаты, место работы и скорость, с которой они туда устроятся. Студенты приходят к нам не за специальностью. Специальность — это просто инструмент. Они приходят за сменой образа жизни, за увеличением дохода. Для того чтобы обеспечить это, нужно знание иностранного языка. 

— Многие прежние работодатели IT-специалистов покинули Россию. Не будет ли у студентов проблем с трудоустройством?

— Я много общаюсь с российскими разработчиками — чаще, чем с зарубежными. И мы вообще не видим проблем. Спрос значительно превышает предложение. Практически еженедельно мы приглашаем представителей местных компаний на презентации дипломных работ наших выпускников. Они предлагают студентам трудоустройство прямо в ходе этих мероприятий. 

— Какие перспективы у российского IT-образования и edtech в целом? 

— В последние годы мы наблюдаем тенденцию падения среднего возраста нашего взрослого студента. Раньше сегмент составляли люди, которые уже окончили институт, где-то поработали, поняли, что выбрали не то направление, и решили переучиться. Сейчас их возраст приблизился к 20-21 году. Получается, взрослый сегмент начали «разбавлять» выпускники 9-11 классов. Они хотят получать профессию параллельно с учебой в школе, чтобы быстрее найти работу. Думаю, спрос на айтишников будет увеличиваться, но России еще далеко до той степени информированности населения и популяризации IT-профессий, какие есть в других странах. Я много работал за рубежом и могу сказать, что эта сфера в той же Беларуси «взлетела» еще в 2006 году, потому что там нет альтернативных источников дохода: например, примерно тогда же открыли Парк высоких технологий в Минске (аналог «Сколково» в России). Таким образом, в Беларуси возникло огромное количество стартапов с мировым именем. У нас же интерес к IT начал расти только в прошлом году. Думаю, мы находимся в самом начале популяризации этой сферы.

Что касается всего edtech, подозреваю, что все стоящие компании уже куплены большими инвесторами и фондами. Сформировались 3-4 холдинга, вокруг которых все продолжит вращаться. Скорее всего, частично сократятся бюджеты на неэффективные или непрофильные продукты из-за того, что они инвестиционные. Также, думаю, те, кто занимается онлайн-образованием, уже достигли верхних пределов спроса. Что это значит? Больше они уже не потратят на маркетинг. Теперь нужно заниматься продуктом, чтобы клиенты рекомендовали школу знакомым, учились охотнее и эффективнее. В ближайшее время вся отрасль сделает большой шаг в сторону качества. 

Инна Рейхард

Дата публикации: 17.08.2022

Аналитика 18

Интервью 7

Партнеры проекта